И снова слово о культуре

«Неладно что-то в датском королевстве». А вернее, в сфере культуры и культурной политики нашей необъятной родины. Только-только утихли «страсти по Матильде», так нате-здрасьте – новый скандал (точнее, его попытка): пару дней назад у британской комедии «Смерть Сталина» Минкульт приостановил действие прокатного удостоверения на территории РФ. Снова из уст демократическо-либеральной общественности звучат речи о попытке ввести цензуру. Некоторые даже пытаются поставить это событие в один ряд со снятием с репертуара в Новосибирске оперы «Тангейзер», досрочным закрытием в Москве выставки скандального американского фотографа Джока Стёрджеса «Без смущения», недавней травлей режиссёра Учителя и его «Матильды». Однако, равнять все эти события с событиями вокруг «Смерти Сталина» я бы ни в коем случае не стала, потому как причин для такого «равнения», на мой скромный взгляд, нет.

Во-первых, принцип «я  Пастернака не читал, но считаю…», которым активно руководствовались, к примеру, гонители «Матильды», здесь не работал – фильм был просмотрен, причём просмотрен специалистами в сфере искусства и кино, а не какими-то непонятными «независимыми экспертами». Во-вторых, речь идёт не о запрете фильма на территории РФ, а о приостановке его выхода в широкий прокат. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Потому как выход того или иного фильма (российского или иностранного) на большой экран автоматически означает поддержку со стороны государства и общества всего того, что там показано. А в данном случае однозначной поддержки нет (к слову сказать, допуск или недопуск в широкий прокат – это практика мировая, а отнюдь не только российская). А для желающих посмотреть этот фильм есть Интернет и диски (так как мировая премьера состоялась ещё в сентябре, то копии фильма в свободном доступе должны быть доступны).

Хочется сказать ещё кое-что: повторяющиеся с завидной частотой скандалы вокруг разных художественных произведений и самих художников (в широком смысле слова) волей-неволей наводят на мысль об ответственности деятеля культуры за своё детище. Я ни в коем случае не хочу сказать, что нужно прогибаться перед общественным мнением.  Я также против широкой практики запретов произведений искусства, особенно если этот запрет, не дай Бог, начнёт строиться не на нормах права и доводах специалистов в сфере культуры, а на возгласах «возмущённой общественности». Однако право художника на любое творение (как, собственно, и любое право) не может существовать отдельно от ответственности за сотворённое (во всех смыслах этого слова). А ответственность в данном случае предполагает в том числе и право других людей на непризнание твоего творения. А значит, художник всегда должен быть готов к гневным высказываниям в свой адрес, особенно если произведение вторгается на территорию общепризнанных общественных правил. И должен быть готов отстоять свой труд, если потребуется (отстоять, конечно же, законным путём). Вот тогда это будут настоящие взрослые отношения художника и общества. А плакаться: «я художник, я так вижу, и вообще мне все должны, раз я художник» — это, на мой скромный взгляд, неправильно.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий