Украинский православный раскол: к чему идём?

Итак, Украину снова трясёт. Конечно, трясёт нашу некогда братскую страну уже четыре года к ряду, не переставая. Однако с приходом нынешней осени Киев затрясло ещё и в припадке беснования. Ещё бы – у украинских церковных раскольников впервые после распада Советского Союза сейчас появилась реальная возможность получить автокефалию. То есть, говоря светским языком, полную независимость от Русской Православной церкви, а также международное признание в качестве самостоятельной респектабельной религиозной организации. Ну и конечно, право на избрание своего патриарха, что, собственно, и предполагает автокефалия (в переводе с греческого – «самовозглавление»).

Казалось бы: ну и что же здесь такого? Имеют же собственные национальные (поместные) церкви Грузия, Сербия, Румыния, Болгария, Греция? И даже в таких странах, как Польша и Албания, где православные составляю меньшинство, есть свои автокефальные церкви. А Украина – государство с абсолютным преобладание православного населения. Так неужто не заслужили украинцы собственную церковь и собственного патриарха?

Ну, собственно, здесь и начинается интересное. И для того, чтобы ситуация более-менее прояснилась, нам придётся отмотать «колесо истории» на несколько столетий назад, где, собственно, и скрывается суть нынешнего конфликта. Итак, как известно, Русь с тогдашней столицей в Киеве приняла православную веру из рук Византийского (Константинопольского) патриарха. Вследствие этого русская церковь начала свою историю с подчинения Царьградскому иерарху, однако довольно быстро получила самоуправление в форме митрополии (но не самостоятельность!). Может быть, так бы и оставалось ещё долгие века, однако в XIII веке «Батыево нашествие» на русские земли навсегда внесло коррективы в историю, в том числе и церковную. Так, в 1299 году столицей Руси, вместо разорённого Киева, стал город Владимир. Туда, естественно, перенёс свою резиденцию и русский митрополит. Впоследствии, после того, как Москва заняла главенствующее положение в Северо-Восточной Руси, митрополит переехал в «первопрестольную». Так начиналась история «третьего Рима».

Византийская же империя в это время медленно, но верно, шла к завершению своей истории. Внутренние распри, восстания, вторжения крестоносцев и кочевников, огромные территориальные потери… И наконец, последний удар – в 1453 году Константинополь был захвачен турками-османами и переименован в Стамбул. «Империя ромеев» перестала существовать, а Константинопольский патриархат (имевший также статус Вселенского) оказался в очень плачевном состоянии. Русь же по факту оставалась тогда единственной православной страной на планете. В этой ситуации московские князья провозглашают фактический «курс на независимость» русской церкви от Константинополя, чем вызывают серьёзную обиду последнего. Впрочем, в следующем столетии, в 1589 году для обеих церквей происходит судьбоносное событие – московский митрополит Иов становится первым патриархом Русской Православной церкви. Причём становится им по личному решению тогдашнего Константинопольского патриарха Иеремии II. С этого момента ведёт свой отсчёт уже не самоуправление, а автокефалия русской церкви.

А что же в это время на землях будущей Украины? Они попадают под власть католической Речи Посполитой (Польши), и православное население там, находящееся в отрыве от северо-восточных братьев, становится фактически людьми «второго сорта». В этой ситуации часть епископата тогдашних западнорусских земель решается на союз (унию) с Римской Католической церковью, в результате чего в современных западных областях Украины появилась Униатская или Греко-Католическая церковь. Однако большинство православных украинцев восприняли сей шаг как предательство. Начались затяжные конфликты и с «ляхами», и с «западенцами». Апофеозом всех событий стало восстание Богдана Хмельницкого, Переяславская рада и воссоединение левобережных украинских земель с Россией (1654 год). Фактически это означало распространение юрисдикции Русской Православной церкви на эти земли. Однако в силу политических и внутрицерковных событий это произошло лишь в 1688 году. С этого момента единство православия русских и украинцев никем не оспаривалось вплоть до октябрьской революции 1917 года.

В годы Гражданской войны не без помощи националистических группировок и украинских эмигрантов в США и Канаде на Украине возникает Украинская Автокефальная Православная церковь (УАПЦ), имеющая целью отделиться от Московского патриархата, возрождённого в первые годы советской власти после долгого периода забвения этого церковного института (в 1721 году Пётр I своим указом отменил патриаршество). Однако среди украинских священников тогда не нашлось никого, кто решился бы возглавить раскольническую церковь. Да и тогдашний патриарх Тихон даровал Киевской митрополии статус экзархата, т.е. автономии во всех внутренних делах. Так появилась Украинская Православная церковь Московского патриархата, которая до сих пор существует и составляет большинство верующих на Украине. УАПЦ же тогда сошла с церковной и политической арены, чтобы вновь возникнуть на ней в конце XX века вместе с новыми раскольниками, которые появились уже в канонической церкви. В последние годы советской власти тогдашний Киевский митрополит Филарет (Денисенко), доселе считавшийся верным союзником Москвы, вдруг заявляет, что Украине необходима собственная автокефальная церковь. И начинает развивать на сей ниве бурную деятельность. Злые языки тогда поговаривали, что Филарет начал эту возню лишь потому, что проиграл пост патриарха Алексию II. Так это или нет, но Денисенко серьёзно сцепился с московской братией. А на самой Украине началась настоящая религиозная война. Церкви и приходы отбирались «филаретовцами» у канонической церкви, горели целые сёла, убивали священников и простых прихожан. Не единожды покушались раскольники и на главный символ православия на Украине – Киево-Печёрскую лавру. Однако через несколько лет активные действия сторонников автокефалии прекратились, Филарет зарегистрировал религиозную организацию «Украинская Православная церковь Киевского патриархата», сам себя патриархом назначил. Был предан анафеме в Русской Православной церкви и не был признан ни одной уважаемой христианской организацией в мире. Конфликт заморозился. Но вот случился в 2014 году в Киеве «Евромайдан», и «филаретовцы» вновь оживились. И не просто оживились, а стали получать всестороннюю поддержку, как на самой Украине, так и из-за рубежа. В том числе неожиданно для многих поддержку раскольникам оказал и нынешний Константинопольский патриарх Варфоломей. Что могло сподвигнуть иерарха на такое решение – заграничное влияние, личный конфликт с руководством Русской Православной церкви, вдруг всплывшая спустя несколько веков обида на русских за то, что «отложились» тогда? Трудно сказать, однако ни во что хорошее такое решение вылиться не может. Уже хотя бы потому, что на построение независимой церкви на Украине, кроме «филаретовцев», претендуют также и уже описанная ранее УАПЦ, которая, пусть и не так громко, как «денисенковцы», но не менее основательно претендуют на религиозное лидерство среди православных украинцев. Смогут ли договориться два «лагеря» раскольников? Вряд ли.

Кроме того, нынешний вялотекущий религиозный конфликт на Украине, настолько сильно подогретый, обязательно перейдёт в «горячую» фазу с непонятными последствиями. И вновь повлечёт за собой многие невинные жертвы, в основном среди сторонников канонического православия. А главное – отношения Украины и России, которые и так находятся в состоянии вялотекущего конфликта, с большой долей вероятности окончательно зайдут в тупик. Страны отгородятся друг от друга полностью, порвут все возможные связи. А на самой Украине война может в прямом смысле придти в каждый дом, потому как абсолютное большинство граждан этой страны – православные. Где гарантии, что церковный раскол не проникнет глубоко в умы людей и не начнёт раскалывать ранее дружные коллективы и даже семьи? Гарантий нет. А учитывая горячую кровь украинского народа, последствия таких конфликтов предсказать сможет разве что сам Господь.

И напоследок: несколько слов о решении Константинопольского патриарха даровать Украине автокефалию. С недавних пор представители сего уважаемого иерарха «колют глаза» Русской Православной церкви за то, что Москва получила патриархию якобы неправомерно, так как на неё дал согласие только «Царьградский» патриарх, а требовалось, чтобы признали и другие патриархи тоже. Но разве не то же самое делаете вы сейчас: не спросив согласия других православных иерархов, своей волей разрешаете учреждение автокефалии в такой сложной стране и в такой сложной ситуации? Решили «отыграться» и показать «кто в доме хозяин»? Но разве так учил поступать нас Господь? Кроме того – судьбоносное решение о даровании автокефалии русской церкви тогда сплотило православных по всему миру. Существование единственного на тот момент православного государства в лице России давало всем угнетённым надежду на то, что свет православия в мире не погаснет; что оно не растворится среди других верований и не станет чем-то малочисленным и экзотическим, вроде персидского зороастризма после арабского завоевания. Нынешние же действия Константинопольских «товарищей» вносят разобщение не только среди русских и украинцев, но и среди православных по всему миру. Что, естественно, никак не способствует укреплению православия и православных ценностей среди разных народов.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий