putnik1: «Как это было».(продолжение)

начало здесь - putnik1: "Как это было".

Часть 6.

а для начала  немножко не по теме:

во-первых, спасибо, конечно, всем, кто оспаривает те или иные мои тезисы, но спорить и доказывать свою правоту не намерен. Вне зависимости от того, просто ли оппонент "твердо убежден", начитавшись СМИ, или, в самом деле, что-то знает, я (еще и еще раз) излагаю то и только то, что знаю либо как участник событий, либо от непосредственных участников, и гораздо выше среднего уровня. Понимаю, что (во втором случае) могу в чем-то ошибаться, но если ошибаюсь, пусть будет так;

во-вторых, прошу не задавать мне вопросов про БУК. Не знаю. Сам никого не спрашивал (не мой уровень), а мои друзья, которых привечали на всех уровнях ниже Папы, этим вопросом не интересовались. Можете поверить, если бы у меня была на сей счет точная, подтвержденная инфа, я бы давно нашел, как ее использовать, но ее нет, и мне приходится обходиться твердой убежденностью в том, что ополчение тут не при делах;

в-третьих, если кого-то удивит повтор цитаты, разбиравшейся в предыдущей части, поясняю: так надо. Всего две строчки, а брехни и передергиваний накручено столько, что, пожалуй, и на следующую часть хватит. И прошу иметь в виду: курсивом в тесте выделяю дословные цитаты...

III. Под давлением обстоятельств тогда было принято решение нанести украинской армии сокрушительное поражение, силой принудить Киев к миру и заморозить конфликт. На полную мощь заработал «военторг», команда Стрелкова «мягко» была удалена из Донбасса и к власти приведены лояльные Кремлю люди.

(а) В порядке редчайшего исключения отступая от точных фактов, позволю себе короткую отсебятину. Лично для меня любой, транслирующий мем "беглокомандующий" тотчас переходит в разряд или мудаков на ставке, или кретинов, и вовсе не потому, что я очарован личностью г-на Стрелкова. Просто представьте: вы на его месте, формально контролируете несколько городов, но реально только в одном из них гарнизон более или менее гарнизон. Противник стягивает силы, кольцо  замыкается, а у вас критически мало людей, боеприпасов около нуля, поставки - как радостный сюрприз, и уже понятно: все планы  накрылись,  плацдарм никому не нужен, ударный кулак никто и не думает создавать, время играет против вас, в городе брожение, и "республика", министром обороны которой вы формально являетесь, не шевелится, хуже того, на вас свалилась достоверная инфа о неприятных играх в Донецке, который вполне могут сдать. Просто подумайте, стали бы вы в такой ситуации продолжать "сидение" или нет.

(б) Как бы то ни было, прорыв "славянцев" в Донецк состоялся, и не мне, в военном деле профану, судить, но могу сказать точно: все военные, которых я спрашивал на сей счет (шесть человек, все так или иначе изучали этот сюжет, и пятеро из шести не россияне и не украинцы, то есть, эксперты незаинтересованные) в один голос подтвердили: маневр был исполнен талантливо, даже "удивительно талантливо для человека без специальных навыков штабной работы" (мнение подполковника из Польши). Версию о "договоренности" слышал, но   знаю человека, запустившего ее в Сеть лично, и знаю, как ее раскручивали, и потому абсолютно в нее не верю. Хотя, конечно, верить не запрещаю никому. На этом возвращаюсь к изложению без отсебятины.

(в) Появление "славянцев" в Донецке самим фактом своим сломало уже почти стартовавшие планы "группы А". Без всяких разборок и репрессий, - просто реализация их стала невозможной,  о них пришлось забыть, и позиции "группы А" резко ослабли, зато позиции "группы Б" усилились. Не до такой степени, как в марте-апреле, - можно говорить разве что о балансе сил, - но, во всяком случае, о сливе речи уже не шло, а Папа (по вполне достоверным данным, в июле он лично снисходил до просмотра сводок о положении в Донбассе) опять занял позицию "я здесь и не здесь", разрешая всем всё, но требуя экспресс-результата.

(г) А лично г-н Стрелков с этого момента стал абсолютно лишним. Теоретически  фигура № 1, он просто не знал, что делать дальше, и опереться ему было не на кого. Местные на уровне столичных курбаши  его не воспринимали, как "варяга" с непонятными идеями, да еще и не желавшего "обогащаться", местные бароны не любили вовсе, потому что он сорвал их планы, тем более, зная, что для Москвы он "нежелательная фигура". И верно: Кремлю-то он в тот момент был лоялен абсолютно, - но именно Кремлю, как символу всего того, ради чего он вписался в эту историю, - а Кремль был вовсе не тем, что Игорь Иванович думал, да и вообще, там Стрелков, как только им заинтересовались,  считался букой.

(д) Честно: не знаю, на что он расчитывал. "Группа А", ранее считавшая его просто "не вполне нормальным"  романтиком, теперь подозревала, что он работает на "группу Б",  делала все, чтобы его убрать (разве что о ликвидации вопрос не стоял, но тогда о таких вариантах решения проблем еще никто не думал), и сделать это было тем легче, что ведомство, которое он считал своим и на поддержку которого надеялся, с самого начала сотрудничало с "группой А", а Папа, слыша фамилию "Стрелков", досадливо морщился. А для "группы Б" он, хотя и сыграл ей на руку, вообще не мог стать своим, поскольку проходил по другому ведомству.

(е) Ну и. Всего через два дня грянуло заявление Донбассу г-на Кургиняна с заданием "заклеймить" (почему ты, сука, в танке не сгорел, а?), - старт саги про "беглокомандующего", - и почти впритык "приднестровский десант", формально чтобы "наладить государственное строительство", поскольку Бородай и так не очень тянул, а в новых условиях и вовсе заметался, но по факту (задача номер раз):  если "неконтролируемый и непрогнозируемый" г-ну Стрелков решит  поиграть в 9 брюмера и "свою войну", пресечь на корню. К слову, каюсь: тогда, узнав о приезде в Донецк приднестровцев, я был рад,  по старой, одесской еще памяти считая г-на Шевцова тем, кем он был в бытность мою депутатом. Увы, память был старой, а времена новые.

(ж) Появление "приднестровцев" (на тот момент итог консенсуса обеих групп) превратило Бородая в декоративную фигуру, что ему, говорят, даже понравилось, и г-н Стрелков, который  ни о каком "9 брюмера" даже не думал, тоже стал декорацией, хотя, видимо, понял это далеко не сразу. Политически его изолировали, от вопросов административных  мягко оттеснили, предложения чисто военного характера отметали с порога, а каких-либо рычагов воздействия у него не было. Обе же группы, и "А", и "Б", спешно искали фигуру из местных, которая могла бы, устротв обе стороны, формально стать "лицом государства".

(з) Об этом подобно не буду (не потому, что не знаю, а - не хочу), но  Москве на утверждение в итоге представили троих, из которых, забраковав "болтуна" и "политикана", признанных "амбициозными" и к тому же слишком тесно связанных с местными элитами, выбрали г-на Захарченко. Он, каким был тогда,  многого не умел и не знал, но определенным уважением пользовался, и обе группы  устраивал: "А" - потому что его просчитали, как управляемого, а "Б" как боевик, настроенный на реальную борьбу, которого можно приручить. К тому же, именно его кандидатуру лоббировали   через Жилина и г-на С. (имя  не называю, потому что он жив)  "харьковские", тесно связанные с "группой А" и учитывающие, что в новых условиях всякое может случиться.

(ж) Дальнейшее (в плане выдавливания Стрелкова) было настолько делом техники, что никто даже не гнал картину. А вот в Луганске возникли сложности, связанные, во-первых, с  недопустимо "народным" составом "парламента" (но это разрулили легко), а во-вторых, с Болотовым. Он, в принципе, "группу Б" устраивал, а вот "группе А" не подходил.  По многим причинам:  был сторонником войны до победы, без договорняков, упрям, мыслил "не конструктивно", а кроме того, не мог  обеспечить контроль над очень важным для "группы А" антрацитом, которым она уже тогда  подкармливала нужных людей, да и сам не очень рвался "обогащаться".

(к) Естественно, вслух об этом не говорили, - вслух говорили об отсутствии административных способностей, о "сержантском уровне", о неумении справиться со "злокачественной партизанщиной" (что, в общем, соответствовало истине, и насчет партизанщины тоже: из всех "полудиких" отрядов "доброкачественным" мог считаться только "Призрак"), упирали на то, что "не тянет, ломается, допингует, за языком не следит" (что тоже было правдой), - и предлагали "группе Б" решить дело консенсусом, заменив главу ЛНР на кого-то, кто ей подходит. Вроде как "вы согласны на наш вариант в Донецке, мы на ваш в Луганске". Но, повторяю, все это было делом техники, никто никуда не спешил.

(л) В целом же, интересный был июль. Настолько интересный, что в третьей декаде в Москву вновь прилетел мой друг, которого, -   без всяких преувеличений (это могут подтвердить многие, с кем я тогда считался "одной командой"), - очень хотели видеть на всех уровнях "группы А", но если в мае он прервал с "группой А" все контакты, сказав мне "Какого черта ты позвал меня к этим кидалам?", то теперь, пообщавшись с народом из "группы Б", подвел итог  совсем иначе: "Толковые. Знают чего хотят. Будем работать", - а тем временем в двери уже стучался август...

Часть 7.

а эта часть, надеюсь, предпоследняя. Задумывалась последней, но идут вопросы. В основном, такие, на которые отвечать нечего.  Уже раз сто сказал, что многого знать просто не могу (особенно по мелочам), личные мотивации персонажей знать тоже не могу, а некоторые вопросы просто наивны.Например: почему опускаю, как г-н Стрелков появился в Славянске, кто ему помогал?..

или: как г-н Стрелков вырвался из Славянска, кто его выпустил? Да никто, блин.  Иногда банан - это просто банан. Весной 2014 перейти границу было как свистнуть: большинство "восточных" погранцов, как и многие другие, ждали "вежливых людей", а из Славянска г-н Стрелков вышел сам, и ему удалось, потому что вышел умно, тем паче, внезапно: у Киева была информация, что гарнизон нацелен "пасть с честью".

Однако признаю:  один вопрос, казавшийся мне несущественным, на самом деле важен. Многие, помнящие начало Русской Весны, спрашивают: почему я совсем не упоминаю проект "Новороссия"? - и такие же вопросы идут от ряда активных участников событий. Это, в самом деле, нужно пояснить, и начну с теории...

(а) Государства формируются, в основном, двумя путями. Первый - естественный, когда родственные и взаимозависящие регионы (Бургундия, Нормандия, Шампань или Прованс...) постепенно складываются в единое целое. Второй - искусственный, когда границы рисуют, исходя из политической целесообразности, устраивая населению перепрошивку самосознания. Тут раз на раз не приходится и лабораторной чистоты не бывает: скажем, в Баварии живут те же люди, что и в австрийском Тироле (да и в большей части Австрии) или итальянской Альто-Адидже, но Бавария стала частью Германии, Австрии же это строго-настрого запрещено, и жителям Альто-Адидже тоже пришлось стать "итальянцами с немецкими корнями". О бывших болгарах Македонии и речи нет.

(б) Нынешняя Украины - классический образец "государства второго типа", состоит из областей с разными историческим судьбами, разным населением, разными культурами, объединенными искусственно, как, скажем, Конго со столицей в Киншасе. Об этом в Сети говорили четверть века, приводились аргументы "за" и несостоятельные доводы "против", и тут повторяться незачем. Факт в том, что  Новороссия в узко-историческом смысле - это территория, отвоеванная у татар Российской Империей, инкорпорированная в ее состав, как естественная часть  России,  и к ней тяготеющая. Никакого отношения ни к Галичине, ни даже к Малороссии она не имеет (даже Слобожанщина была "стыком двух субкультур", а новороссия - нет. Но это история и культура А речь о политике.

(в) Политически под "Новороссией" (если хотели быть полностью точными, говорили "Большая Новороссия") задолго до событий 2014 года подразумевался обширный регион из 8 (некоторые говорил о 10 и даже 11, но я еще с 1992 полагал это перебором) областей по дуге Харьков-Тирасполь, исторически, культурно, экономически и ментально тяготевших к максимально прочным связям с Российской Федерацией, и поскольку было понятно, что рано или поздно галицко-киевские элиты потянут страну на Запад, начав тотальную дерусификацию, люди, которым это было небезразлично, начиная с 1992 старались это предотвратить, в частности, добившись федерализации Украины.

(г) Разумеется, все они (в том числе, и я) так или иначе ориентировались на Москву, однако жизнь показала, что это была роковая ошибка. Москву, что при  Ельцине, что потом, такие вопросы не занимали, ее элиты предпочитали рубить бабло в доле со своими социально близкими украинскими клонами, а сторонников "Новороссии", как идеалистов "с низов" (вроде Саши Базилюка, о котором я несколько раз писал), так и прагматиков типа Жени Кушнарева так или иначе вытесняли, превращая в маргиналов, а если нужно, то и в результате "несчастных случаев". В итоге, бабки делили по понятиям, но киевская официальная "русофилия", если говорить не о декларациях, имела подтекст "Украина не Россия", придуманный, кстати, главным официаль-русофилом Табачником, в обслуге которого, кстати же, подвизался некий Ростислав Ищенко.

(д) "Евромайданный" кризис изменил все в корне. Маргинальные ранее идеологи Новороссии получили возможность напрямую обратиться к "низам", "низы" идею восприняли, подхватили, и если говорить о Москве, именно эта идея стала теоретическим обоснованием деятельности "группы Б" на самом первом этапе ее существования. При этом, что бы ни думали себе бизнес-активисты ее первого состава и о чем бы ни грезило среднее и низшее звено, серьезные люди ни на секунду не ставили вопрос ни о развале Украины и возникновении на ее территории двух государств, ни о повторении "крымского"сценария, ни об уходе тех или иных областей в свободный полет. Все серьезные люди, - в первую очередь, из числа госслужащих, - трезво смотрели на вещи и понимали, что это уже лежит за гранью возможного. Планы были иными.

(е) Важное отступление. В самом начале 2008 года, когда уже даже до московских элит дошло, что атака переизбранного Мишико на Южную Осетию (про Абхазию уверенности не было) - дело нескольких месяцев (указывалось даже самое удобное для такой атаки время, как позже оказалось, правильное), на очень высокий московский стол легла (и есть мнение, что дошла до самого высокого) аналитическая записка, где рассматривалось, что следует делать в этом случае.

(ж) В частности, речь шла о том, что оставлять Мишико на троне нельзя, потому что после него Грузию уже в сферу влияния Москвы не вернешь, но  подчеркивалось, что прямое вторжение со взятием Тбилиси, пусть и в ответ на агрессию, тоже недопустимо. В качестве единственного конструктивного варианта предлагался, после того как атака захлебнется, марш на беззащитный Тбилиси колонн войск под зелено-красно-белым знаменем с ладошкой и желто-бело-алым стягом с грифоном, а также добровольцев из других регионов Грузии, которые достала политика Мишико. При таком варианте весь политес был бы соблюден: граждане Грузии (каковыми были на тот момент и абхазы, и осетины, не говоря уж об остальных), сбросив непопулярную власть, могли бы созвать что-то типа Констуционной Ассамблеи и принять новый Основной Закон, превратив страну в федерацию с коллегиальным руководством во главе, - а далее понятно: вариант БиГ.

(з) К сожалению, план этот не был реализован (московские испугались окрика с Запада), и в результате тактическая победа, обрамленная шикарным пиаром, как показало время, обернулась тяжелейшим геостратегическим поражением, - а ранней весной 2014 года лидеры "группы Б" (естественно, не бизнес-крыла) вынули "вариант БиГ" из сусеков, как идеальный. И он, действительно, был идеален: возникновение "народных республик" (естественно, временных) и марш их быстро созданных ополчений на, в общем, беззащитный Киев неизбежно завершился бы бегством хунты и очередным "прозрением" депутатов Рады. Кроме, конечно, галицийских, которые бы бежали на Запад и отказались подчиняться, но в таких условиях сепаратистами (без всяких кавычек) оказались бы уже они. После чего легитимный президент Янукович объявил бы о созыве Конституционной Ассамблеи (делегатов бы, конечно, назначали местные элиты), - и все. Даже если бы Запад в такой обстановке настоял на "круглом столе", позиции путчистов были бы крайне слабы, а потенциал ничтожен.

(и) Вот так примерно видела максимально желательное развитие ситуации "служивая" часть "группы Б", "бизнес-крыло" против этого тоже не возражало, и в марте-апреле (даже с учетом подножки, подставленной "группой А" "группе Б" в Харькове) все именно к этому и шло. Тем паче, все понимали: в случае реализации такого проекта местничество региональных элит даст Москве реальный шанс стать арбитром надолго. Даже сам Папа, предпочитавший ни о чем конкретном не знать, если помните, однажды подал голос, озвучив тезис насчет "восьми областей". Однако в апреле, - об этом я уже рассказывал, - "группа А" перехватила иницитиву, предложив очень понравившийся Папе вариант "Петя", и все угасло на корню, разбившись об Одессу и Мариуполь. Но не совсем.

(д) Выдвинувшись на первый план, "группа А" не выбросила перспективную идею на помойку, но переформатировала ее, превратив живую жизнь в технологию. 22 мая (примерно тогда, когда Стрелкову сообщили, что лавочку можно закрывать), Губарев, получив разрешение  "политизировать Новороссию", создал "партию". С этого момента пошла бахтинская карнавальность в одну лапу с донецкими баронами, идею (в трактовке "группы А": федерализация на базе доворенности с послушным Порошенко) принявшими благожелательно, благо, идеологов-"новороссов" первого поколения в их распоряжении было достаточно (один Пургин чего стоил!), и они по старой доброй традиции были вполне управляемы.

(е) Уже через два дня Бородай и Карякин подписали декларацию об объединении "республик" в "федерацию Новороссия", параллельно прошел съезд представителей  шести регионов, заявивших о создании "Народного Фронта" под неформальной эгидой донецких. Чистая формальность, конечно, - реально иногородние беженцы представляли только самих себя, - но это обычный политический фокус, вполне приемлемый. Казалось, идея "Новороссии", пусть и перехваченная "группой А", развивается.  Но только казалось.  На самом деле, местным элитам оккупированных нацистами областей из Москвы сообщили, что "все договоренности заморожены", некоторые ячейки организованного и ко многому готового подполья, имевшие контакты с "группой А", был в трех областях разгромлены, а ориентировавшиеся только на "группу Б" получили совет уйти в тень.

(ж) В июне, однако, как мы уже знаем, опять все поменялось. Несоблюдение "лучшим шансом", в дружелюбие которого Папа так поверил, некоторых условий (в частности, не были сделаны два важных заявления), Папу обидело, и позиции "группы Б" (уже очищенной от "бизнес-крыла")  пошли вверх, а поскольку "группа А" совсем влияния не потеряла и "группа Б" вынуждена была работать с ней в контакте, проект "Новороссия", помимо оживления работы подполья (линия "Б", которая своими нарабатками с конкурентами не делилась) пошел и по линии "А": 24 июня "республики" объявили о решении объединиться в конфедеративный Союз народных республик, а 26 июня парламент этого "бумажного государства"  возглавил Олег Царев. Формально - компромисс  между донецкими и луганскими, ибо был "варягом" и для тех, и для других, но фактически это означало, что если все получится, "Новороссия" будет контролироваться "группой А".

(з) При этом, разумеется, как и все, что делает "группа А", когда пытается строить по своим методикам реальную жизнь, гладко было только на бумаге.  Если в Донецке, особенно после появления "приднестровцев", рычаги управления были надежны и контроль над "республикой" (с опорой на местные элиты плюс консультации с Киевом) "группа А" установила, то в Луганске сразу же возникли сбои. Как из-за того же местничества (лозунг "В рабство к Донецку не пойдем!"), так и потому, что там не было сильной "вертикали власти" - руководил, независимо от официальных постов, Триумвират, более или менее близкий к "низам".

(и) Тут был и свой минус (бардака  гораздо больше, чем в Донецке, управление хреновое, "парламент" вообще балаган, лидеры крайне неопытны и доверчивы, если говорила Москва), и свой плюс: "республика" на тот момент была гораздо "народнее" и позиции "группы Б" гораздо сильнее, а "контролируемые" лидеры первого этапа, в отличие от Донецка, где им жилось спокойно, из Луганска побежали, - многие в Киев, и перестали мешать. Грубо говоря, в отличие от донецких, луганские позволяли себе задавать вопросы, и иногда даже огрызаться, - и при этом не могли устаканить вопрос с "регуляцией" антрацита.

(к) Естественно, "группу А" это сердило, и  Москва плела интриги. С одной стороны, убеждала Луганск, что Донецк на шею не сядет, с другой, рекомендовала Донецку "проявить настойчивость". Направляла растерявшемуся (ну не Дизраэли он и не Бисмарк) Цареву противоречивые инструкции, по выполнении ставившие его в глупое положение, лишая и без того хиленького авторитета. Минуя власти "республики", выходила на прямой контакт с "полудикими", приманивая их долями в бизнесе и посулами, которые и не думала исполнять... Но главным образом, вбивала клинья в Триумвират, куда лезла, нарушая договоренности с "группой Б". Науськивала Цыпкалова на Карякина, Карякина на Цыпкалова, разъясняя каждому, что он - лучший, и натравливала обоих на самого неудобного для "группе А" (и по личным данным, и из-за связей с группой Б") Болотова. В итоге, проект "Новороссия-А" (унганы есть унганы) уже к концу июля превратился в зомби, а вот проект "Новороссия-Б" жил и дошлифовывался. Но об этом позже, а пока что  давайте вернемся в уже наступивший Август Четырнадцатого...

Часть 8.

а прежде чем начать, хочу ответно поблагодарить  свидетелей и участников событий,  благодарящих меня за этот цикл в личке, но особое спасибо уважаемому Алексею Сахарову, человеку в теме, за его "Могу лишь подтвердить, что в той части, которая мне известна порой не хуже, а лучше уважаемого Льва Рэмовича, он точен". Для меня это подтверждение очень ценно, тем паче, что Алексей счел возможным высказаться открыто.

Это во-первых. Во-вторых, всем, кого волнует, почему я совсем не пишу про финансовые потоки, отвечаю: потому что об этом ничего не знаю, да и знать не хочу, а кроме того, в 2014-м (во всяком случае, весной-летом) эта сторона вопроса еще не была актуальна. В-третьих, глупому, но вежливому укру, написавшему "Россия вмешалась в дела соседей  только потому, что ей не нравилась политика Украины, а как это называется на языке международного права и морали?", поскольку он все-таки вежлив, сообщаю:

я не в курсе, кто и куда вмешивался, как по мне, так никто и никуда, потому что так не вмешиваются, но, если уж на то пошло, однажды Вьетнаму не понравилась политика соседей из "Демократической Кампучии", а Танзании в том же году, через несколько месяцев, не понравилась политика соседней Уганды, и Вьетнам с Танзанией вмешались, - но никаких претензий ни у кого не возникло. Разве что Штаты, имевшие определенные виды на "красных кхмеров" и Иди Амина, слегка побурчали,

и наконец, для всех, кому интересно, почему я много пишу о всяких кулуарных интригах, но совсем не пишу про обычных людей Донбасса: только потому, что про обычных людей нечего писать. Обычные люди сражались, умирали, ждали и верили в Россию, которая своих не сдает, потому что ведь прозвучало же: "И пусть только попробуют". Ничего большего они, как и разгромленное подполье Новороссии, сделать не могли. А теперь, когда все "спасибо" сказаны и  ответы даны, вернемся в август...

(а) Если в Донецке обстановка к тому времени была относительно сбалансирована, то в Луганске, как уже писалось, слишком зараженном "живым творчеством масс", творилось интересное. Во-первых, там еще в июле появились новые люди, не "вежливые", а скажем, "добрые". Эти добрые люди были прекрасно одеты, обуты, имели при себе все, что нужно иметь человеку в полевых условиях, и взялись непонятно откуда (точно могу сказать, что к ВС Российской Федерации они никакого отношения не имели), причем вели себя прилично, и Триумвират встретил их с радостью, поскольку официально они пришли, чтобы помочь приструнить "полудиких" и наладить ситуацию с антрацитом, то есть, решить самые больные вопросы.

(б) Параллельно "группа А" занималась тем, что официально именовалось "политической организацией ЛНР", формально оказывая помощь "группе Б", которая, согласно джентльменским договоренностям, курировала Луганск, но не имела должного опыта в такого рода делах. Работали быстро и эффективно. Уже к концу первой декады августа двое из триумвиров (Карякин почти не брыкаясь, Цыпкалова  пришлось уламывать) согласились, что без Болотова будет лучше. С этим согласилась и группа Б": ее лидеры видели, что Болотов, пусть и симпатичный им, не справляется, и полагала, что Беднов справится лучше.

(в) Однако вышло иначе: когда Болотова, очень прозрачно намекнув, что упираться не надо, 14 августа выжили таки из "республики", после чего пришлось уйти и Баширову (что для "группы А" было не менее важно, - но об этом писать не буду; кто понимает, поймет, почему). И тут-то  на первый план чертиком из табакерки  выскочил никем не ожидавшийся Плотницкий. Детали комбинации интересны, но давайте без красивостей, коротко:  Цыпкалова и Карякина, беседуя с каждым приватно, убедили, что они - великие политики, которым предстоит строить государство, так что, лучше подождать до выборов, а Плотницкий - идеальная временная фигура на промежуточный период, и будет заниматься исключительно военными вопросами.

(г) Примерно в том же ключе обрабатывали и Беднова, тоже к тому времени (с согласия "группы Б") думавшего о серьезной политической карьере, а "группа Б" не особо возражала, потому что Болотов, в самом деле, сильно "допинговал", а Беднов получил пост министра обороны, в ее понимании, ключевой. И одновременно в Донецке завершали операцию по выдавливанию Стрелкова. Технически это было уже совсем несложно, ибо он был, по сути, совсем один, а какие аргументы при этом приводили, пусть он сам, если захочет, скажет, я же ограничусь тем, что имел место и шантаж (пока ты тут, "военторга" не будет"), и уговоры на тему, что "все это временно, но сейчас ты тут нежелателен, и вот почему...").

(д) В итоге, как известно, выдавили без намеков, которые пришлось делать Болотову, - тоже 14 августа (как и задумывалось), - и хотя Стрелков за властью не гнался, был готов командовать любым подразделением и даже (во всяком случае, не верить человеку, об этом рассказавшему, оснований у меня нет) встать в строй рядовым, любой вариант, при котором он оставался в "республике", исключался на корню: "группа Б" против "оставить с понижением", в принципе, не возражала бы, но категорически настаивала Москва, да и "группа А" стремилась избавиться от него как можно скорее, потому что назревали события.

(е) К этому времени (первая декада августа) Папа, вышедший из полумрака, определился. С одной стороны, читая доклады "группы Б", где ситуация освещалась объективно, он принял, как факт, что обострение неизбежно. С другой стороны, высказывать сомнения в том, что Порошенко - лучший шанс и "президент мира", свой парень, только и мечтающий договориться по-хорошему, в Москве было просто опасно: "группа А", к телу очень близкая, сумела убедить Папу в том, что "проект Петя" есть плод его личной политической гениальности, а в таких случаях с Папой уже не спорят.

(ж) В итоге, сложился консенсус: Петя хороший, наш, надежный, но ему мешают сделать Папе хорошо "ястребы", прочно захватившие силовые структуры, кроме слабенькой тогда армии (это, к слову, соответствовало истине), и значит,  нужно помочь Пете"ястребов" ослабить, пустив им кровь,  чем больше, тем лучше, и на эту тему с самого начала августа (не считая приватной встречи в Праге 29 июля) между заинтересованными сторонам шли обстоятельные переговоры, вышедшие на уровень полного взаимопонимания после 10 августа, когда тербаты,  показывая "лучшему шансу", что он для них еле-еле говно, попытались атаковать Иловайск, - с известным результатом, после чего "ястребы" потребовали реванша, а Петя возражал, но вяло.

(з) Далее - бои под Иловайском и "котел" (третья декада), и тут к общеизвестному могу уверенно добавить только, что по итогам все, кроме самых нахальных тербатов и их кураторов, могли считать себя в выигрыше. Петя честно хлопал глазками: дескать, я ж был против,  "группа А" радовалась вместе с ним, ибо все получилось, а в качестве бонуса она по ходу сумела "дополитизировать" Луганск, 26 августа, под сурдинку боев в ДНР, убрав с министерства обороны Беднова  (официальное пояснение: в такой момент необходимо полное понимание между руководством и армией, а Бугров в этом смысле уместнее, чем Беднов), - в нарушение всех договоренностей с "группой Б", но при поддержке Москвы, где Папа, выйдя на авнсцену, сиял и лучился.

окончание здесь - "putnik1: «Как это было».(окончание)"

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий