Гиена Европы нашла себе пищу: станет ли Западная Украина «Восточной Малопольшей»?

Источник - https://vk.com/antimaydan?w=wall-41232698_4045737

Формальной причиной кризиса польско-украинских отношений стала развернувшаяся на Украине массированная кампания по героизации Бандеры и бандеровщины, что, понятно, не может вызывать восторга по ту сторону Западного Буга. Но настолько ли она серьезна? В отношениях между соседними народами практически всегда присутствуют темные страницы, но, если стороны настроены на тесный союз и сотрудничество, на них стараются не делать акцента. Государства-партнеры даже стараются не замечать тех соседских исторических героев, которые для них - отморозки и убийцы. Настоящее и будущее важнее прошлого!
И польско-украинские отношения в этом плане многие годы не были исключением. Приведу отрывок из статьи польского политолога Анджея Шептицкого, посвященной памяти президента Леха Качиньского, опубликованной порталом УНИАН 11 апреля 2010 года: «Качиньский старался не поддаваться польским экстремистам, не желавшим сотрудничества с Украиной, – в 2008 году отказался участвовать в мероприятиях, посвященных Волынской трагедии, соорганизаторами которых в июле в Варшаве были “кресовы среды”.

Вот так! Почтить память 10 тысяч расстрелянных офицеров и чиновников Лех Качиньский отправился, прихватив с собой едва ли не весь польский политбомонд, в крайне недружественное (по его же вине) государство, а отдать должное в столице собственного государства зверски убитым 50–100 тысячам (по разным оценкам) стариков, женщин, детей только за то, что они поляки, не счел нужным (чтобы не портить отношения с Украиной). Анджей Шептицкий вспоминает и целую серию мероприятий, которые Качиньский и Ющенко провели в рамках «национального примирения». И ведь сейчас в Польше у власти та же партия «Право и Справедливость», фактическим лидером которой является брат-близнец покойного президента Ярослав Качиньский.

Сейчас он заявляет о том, что «бандеровцы в своей жестокости превзошли немцев», «Польше надоело терпеть», «под бандеровскими флагами Украина в Европу не войдет». Благо, неофициальный статус дает куда большую свободу высказываний, чем у правительственных чиновников. А ведь в 2014 он принимал активное участие в киевском Майдане, и его бросающийся в глаза бандеровский антураж пана Ярослава ничуть не смущал.

Ведь очевидно, что для «понимания» вознесения на пьедестал Бандеры есть и куда более веские основания, чем просто нежелание осложнять отношения между государствами и народами, поскольку проводится эта кампания в рамках «формирования украинской идентичности», которая понимается исключительно как русофобия и тут позиции сторон совпадают полностью.

Остается сделать вывод, что в силу «глубинных» планов польской элиты, о которых мы писали некоторое время назад, именно «бандеровская идентичность», особенно в западных регионах Украины, стала для Варшавы крайне нежелательной. Ведь, как ни крути, как не акцентируй внимание на антисоветском, антироссийской аспекте деятельности Стефана Бандеры, на практике он лично главным образом боролся против польского государства, подданным которого являлся. Боролся за отделение от Польши Галиции.

Именно на этом он «сделал себе имя», позволившее ему стать символом дальнейшей борьбы украинских националистов против СССР. Но его собственная роль в этой борьбе была весьма скромной: находясь сначала в концлагере Заксенхаузен (пусть и в весьма комфортных условиях), а затем в эмиграции, он имел слишком мало рычагов для влияния на возникшую без его участия УПА. Грубо говоря, Шухевич и без Бандеры знал, что ему делать, а немецким и затем западным спецслужбам и вовсе не нужен был «посредник» для работы с антисоветскими бандами – напрямую работать всегда проще.

Так зачем полякам такой герой для населения территорий, которые они считают исторически своими и на которые «положили глаз»? А признаков того, что дело обстоит именно так, все больше и больше. Так, за многими скандальными положениями в законе «Об Институте национальной памяти», осталось в тени то, что в отношении части территории современной Украины использовано польское наименование «Восточная Малопольша», более чем недвусмысленно указывающее на то, чьей территорией поляки её считают, ведь это государственный правовой акт!

И ведь что мешало польским властям, дабы не создавать излишнюю напряжённость и не «палиться» раньше времени, использовать действительно историческое общеупотребимое и политически нейтральное «Галиция»? Скажем откровенно: выглядит термин «Восточная Малопольша» (так же, как и размещение видов Львова на страницах польских паспортов) как подготовка общественного мнения поляков к определенным действиям, ведь отношение в Польше к идеям возврата «восточных кресов» далеко не однозначное.

Понятно, что, исходя из «перспективных» стратегических планов, польские власти стремятся сформировать у населения Галиции максимально лояльное отношение к польскому государству (и культ Бандеры – большая помеха этому), а заодно – критическое отношение к своему собственному украинскому государству. В общественное сознание западно-украинцев внедряют мысль, что только Польша способна содействовать экономическому развитию региона, а киевские власти, по сути, кинули «Восточную Малопольшу» на произвол судьбы. А ведь это так и есть. Западно-украинский регион столкнулся с целым клубком системных проблем (от развала инфраструктуры до исчезновения производства), которые он самостоятельно решить никогда не сможет. Либо их будет решать Киев, либо…
К примеру, год с небольшим назад во Львове состоялся форум польской общины области, на котором была проанализирована ситуация с экономическим развитием региона. Председатель объединения поляков Львовской области Сергей Лукьяненко, заявил, что отсталость региона в экономическом плане от того уровня, на котором сейчас находятся соседние польские регионы, составляет 50 лет.

«Но у Львова перспектива еще есть, а у других регионов ее нет. Польша даст львовянам возможность реализовать себя», – сказал он, добавив, что для налаживания взаимодействия вмешательство и посредничество Кабмина Украины будет лишним. Сенатор сейма Ян Жарин, представляющий партию «Право и Справедливость» (напомню, правящую партию Польши), заявил, что Польша должна делать больше шагов навстречу своим соотечественникам в Восточной Галиции. Он отметил, что Львов всегда был верный полякам и сегодня они существуют как народ, в том числе и благодаря этому польскому городу.

Киев, по мнению экс-депутата Львовского областного совета Зиновия Бермеса, не способен как-то помочь проблеме экономического развития регионов и Львовщины в частности, а поэтому необходимо решать ее на месте за счет налаживания сотрудничества с Польшей. «Украинская власть ничего не делает для развития экономики регионов. Минимальная заработная плата в Польше более 13 тысяч гривен, а у нас 3200. Экономическая интеграция Львовщины и Польши даст большие возможности», – заявил он. Если этого не произойдет в ближайшее время, предсказывает историк и профессор католического университета Андрей Павлишин, область впадет в депрессию.

Участники форума приняли и направили в Киев резолюцию, в которой содержится требование предоставить Львовщине право самостоятельно принимать решения по экономической политике, прежде всего для того, чтобы начать выстраивать автономные связи региона с Польшей. К сказанному можно добавить, что всякие «организации соотечественников» практически никогда не действуют «автономно» от властей «исторической Родины» и крайне редко идут на конфронтацию с властями «страны пребывания».

Я уже писал о готовящихся изменениях в закон о карте поляка, направленных на то, чтобы стимулировать не возвращение на «историческую Родину», а идентифицирование себя как поляка по месту проживания, причем фактически создается возможность для признания человека поляком «по убеждению» даже без соответствующих этнических корней.

Ну в самом деле, почему русские в результате «эволюции путем убеждения» (фраза из рассказа гениального польского писателя уроженца Львова Станислава Лема) могут становиться «украинцами», истово ненавидящими все русское, поливающими грязью собственных дедов, выигравших самую страшную войну и обеспечивших им право на жизнь, мучающими самих себя «державной мовой», а галицийские украинцы не могут стать поляками? Тем более что для успокоения совести большинство из них легко найдет в своем роду какого-нибудь троюродного дедушку-поляка.

А уж о том, что галичане – народ весьма прагматичный и способный приспосабливаться к ситуации, говорить не приходится. Мысль о том, что «выиграй войну Германия, пили бы мы сейчас баварское пиво» (не буду здесь подробно останавливаться на справедливости этого постулата), крайне популярна в Галиции, да и не только в ней. И если тогда из-за проклятых москалей не удалось «проиграть» Германии, то почему бы сейчас не «проиграть» Польше, ведь это, безусловно, самый быстрый и надежный способ попасть в вожделенный Евросоюз. В соответствии с законами психологии и пропаганд такие идеи закладываются в мозги, как мины замедленного действия, чтобы сработать, когда для этого возникнет подходящая ситуация.

Представим, что в Украине начнется хаос и произойдет фактический распад государства. В таких условиях Галиция окажется в сомнительном статусе: то ли в виде региона, власть которого позиционирует себя как власть всей Украины (наряду с другими аналогичными правительствами), то ли в виде «самопровозглашённого» государства. Понятно, что на признание международным сообществом свершившегося факта распада украинского государства могут уйти десятилетия (если последнее вообще произойдет), а до этого – бесконечные переговоры при международном посредничестве, возможно, ввод миротворцев, формирование формальной конфедерации по боснийскому сценарию, и, естественно, продолжение экономического обвала.

Очевидно, что в такой ситуации о ЕС можно и не мечтать. А если Польша, ссылаясь на «волю народа», через референдум объявит о «воссоединении» Галиции с «родиной»? Международное сообщество, возможно, «побурчит», но вряд ли дело дойдет до серьезных санкций против Польши. Тем паче, что в правовых документах ЕС нет такого понятия, как исключение из этой организации.

Соответственно, ведется работа и с элитами Галиции. Многократно появлялась информация, что к раскрутке партии «Самопомощь» приложили руку польские спецслужбы. «Региональный» характер этой политсилы, особенно на начальном этапе её деятельности, всем очевиден, хотя она работает и в других регионах Украины. Галиция для неё базовый регион. Причем в качестве «главной» партии Галиции она потеснила одиозную «Свободу».

И действительно, с точки зрения «перспектив», на которые рассчитывают в Варшаве, сервильно-европейская «Самопомощь» выглядит куда предпочтительное откровенно нацистской «Свободы». В момент «Х» именно такая партия может взять на себя инициативу в создании собственно галицийской власти, ориентированной на Варшаву.

При этом нужно понимать, что большая политика, как правило, построена на «полутонах». Не думаю, что у Садового есть прямые обязательства перед Варшавой, тем более столь далеко идущие, но есть и логика событий, которая в определенной ситуации заставит Садового действовать нужным образом. Впрочем, польское посольство в Украине, особенно его глава Ян Пекло, ведет активную работу со всеми галицийскими элитами и считается там весьма влиятельной фигурой.

Правда, экономическая экспансия Польши в Галиции, в отличие от политической, не столь велика и заметна. Во многом это связано с невысокими возможностями самой Польши, в которой крупный бизнес представлен в основном международным капиталом. Сами же поляки, как правило, владеют мелким и средним бизнесом, и поэтому обеспечить какие-то крупные инвестиции в Украину они не смогут, даже если очень захотят. Как правило, польский бизнес в основном ориентирован на создание оптово-торговых компаний, которые будут продавать польские товары в Украине. Есть и небольшие производственные компании, но это скорее мелкий бизнес.

На форуме «Европа – Украина» министр инвестиций и развития Польши Ежи Квичиньский заявил, что, несмотря на рост товарооборота между двумя странами, объём польских инвестиций в украинскую экономику падает: «Украина всё ещё остаётся территорией риска. Таковы, к сожалению, настроения польских инвесторов, исправить которые не могут многочисленные правительственные программы для поддержки таких инвестиций и их защиты». Т.е. виновата киевская власть, а ведь многие галичане хотели бы, чтобы предприятия, на которых они работают в Польше, «пришли» бы к ним домой.

Но если польские предприятия из-за Украины не могут прийти в Галицию, то ведь есть шанс, что Галиция сможет прийти в Польшу и тогда проблема всех ныне существующих барьеров на пути польских инвестиций в «Восточную Малопольшу» исчезнет сама собой. К этой очевидной мысли поляки и подводят галичан, мечтающих жить в ЕС. Похоже, что и местная галицийская власть украдкой думает в этом же направлении.

Не зря же в сентябре прошлого года Львов заключил соглашение с поляками о строительстве в Львовской области мусороперерабатывающего завода и ремонте очистных сооружений (кредит на это выделяет также польская сторона). Но и тут очевиден политический подтекст: известно, какая «мусорная катастрофа» разразилась во Львове, но Киев и пальцем не пошевелил, чтобы помочь, а братья-поляки оперативно пришли на помощь «не чужому» для них городу. А заодно и поддержали его мэра Андрея Садового, для дискредитации которого эта мусорная история и была затеяна центральной властью Украины.

В общем, можно констатировать, что «гиена Европы», как назвал Польшу Уинстон Черчилль, когда она урвала часть Чехословакии после Мюнхенского сговора, в соответствии с повадками этого вида точит зубы, дабы полакомиться падалью.

Автор - Дмитрий Славский

Примечание: от себя хочется вспомнить то ли байку, то ли реальную историю о том, как в первые послевоенные месяцы тогдашние польские руководители спрашивали товарища Сталина, почему он решил присоединить к Советскому Союзу Галицию (и Львов соответственно), а не отдал её Польше. Ведь ранее эти земли в Российскую империю не входили. На что Иосиф Виссарионович, пыхнув своей знаменитой трубкой, ответил: «Вы правы, Львов действительно не был в Российской империи. Но мне помнится, Варшава была…» Поляки присмирели и на долгие годы забыли о своих притязаниях. Но со временем не стало Сталина, потом Советского Союза. И в Польской республике, судя по всему, нашлось немало желающих восстановить «историческую справедливость». Сможет ли украинская власть что-либо противопоставить такому «реваншизму» ближайшего соседа? Как говорится, время покажет.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий