Русь неправославная: возможно ли было?

      Здравствуйте, наши уважаемые читатели, Христос Воскресе! Произношу сей пасхальный возглас, потому как празднуют Воскресение Господне 40 дней, до праздника Вознесения. Если говорить о дне сегодняшнем, то он в религиозном календаре особенный: называется Родительским днём или Радуницей. В этот день люди на Руси издавна вспоминали своих усопших родственников, ходили на кладбище, заказывали поминальные службы. Существуют и другие обычаи и верования, связанные с этим днём. Большинство из них, впрочем, уходит корнями ещё в далёкое языческое прошлое, например, вера в то, что в этот день предки приходят на встречу с живыми, и для этой «встречи» необходимо приготовить определённые кушанья, а также устроить песни и пляски. Как вы понимаете, к православию (и к христианству вообще) подобный обычай не имеет ни малейшего касательства, потому как церковь учит нас, что все люди после смерти уходят либо в рай, либо в ад, и выйти им оттуда на «встречу» с живыми до дня Страшного суда нет никакой возможности. А потому всё, что мы как православные можем сделать для своих умерших близких – это молиться за них и вспоминать добрым словом.

      Естественно, обычаи Радуницы – не единственные пережитки языческого прошлого, их в нашей жизни много (например, вера в домовых, колядование и пр.). В связи с этим у многих людей возникает вопрос – а православные ли мы в принципе? Ведь «греческое христианство» было нашему народу вроде как «навязано» более тысячи лет назад. А не случись этого, так и жизнь бы у нас по-другому пошла. Приняли бы иную веру или так и остались бы язычниками… А действительно, так ли это? Ведь не случайно, наверное, тема эта стала сегодня такой «модной» в кругах не только журналистов-публицистов, но и среди учёных-историков. Называется это вопросом «альтернативности русской истории»: мол, выбрал бы князь Владимир в своё время иной вариант «развития событий», и резко изменилась бы не только история России, но и мировая. Даже возможные сценарии этих самых изменений пишут. Попробуем и мы порассуждать на эту тему, но только не в том ключе, «как стало бы, если бы», а была ли вообще тогда, в 988 году по Рождеству Христову, возможность иного выбора жизненного пути.

      Оговорюсь сразу, что в своих рассуждениях я буду использовать лишь одну отправную точку: русские земли в 988 году со столицей в славном городе Киев и в той исторической ситуации, когда именно князь Владимир Святославович оказался в роли великого князя. Никакие иные временные или ситуативные отрезки русской истории (например, если бы Русь не стала принимать объединяющую веру в конце X века, а «отложила» этот вопрос на столетие позже; если бы столицей Руси стал не Киев, а Новгород или Ростов Великий; если бы великим князем стал не Владимир) рассматриваться не будут по одной простой причине – ни одна из этих возможностей реализована не была! Вопрос о выборе государственной религии встал именно перед Владимиром Святославичем в «должности» Великого князя Киевского и именно в конце Х века! А значит – именно эту ситуацию и должно рассматривать.

      Итак, Киевская Русь, начало 980-х годов от Рождества Христова. Молодой князь, младший отпрыск Великого князя Святослава Игоревича, имянаречённый Владимиром несколько лет назад при посильной помощи своего дяди по матери Добрыни (в былинах остался под именем богатыря Добрыни Никитича) в борьбе за великокняжеский стол одолел всех своих старших сводных братьев (в том числе князя Киевского Ярополка). Утвердив свою власть светским образом, необходимо было Владимиру утвердить её и духовно. Вот только как? Боги-то у всех земель-племён разные, что и даёт хорошую почву для того, чтобы «сепаратисты» то тут, то там голову поднимали. Мол, чужим богам молишься, значит – «не наш человек, не наш князь». А потому необходимо, чтобы боги у всех русичей одинаковые стали!

      Сказано – сделано: посовещались маленько ведуны и старейшины с Владимиром Красное Солнышко и решили – быть на Руси всеобщему пантеону из шести божеств (Перун, Хорс, Стрибог, Даждьбог, Семаргл-Переплут и Макошь). Но опять промашка: возробтали честные земледельцы (коих в русских землях большинство), потому как исчезли из пантеона столь почитаемые ими Велес и Сварог (и ещё ряд божеств помельче). К тому же, кровавые «перуновы обряды» с человеческими жертвами многим язычникам-то не по душе. Что уж говорить о христианах из княжей дружины!

      Видит князь Красное Солнышко, что не благое дело он сотворил, смуту ещё больше умножает. Так мало свои – соседи неспокойные со всех сторон зажимают: хазарский каган и булгарский эмир в русском приграничье «безобразничают»; из Европы Папской-Ватинакской укол за уколом; да и кесарь-василевс из Царьграда то одних супостатов на Русь натравит, то других. А сам чуть что – «знать ни о чём не знаю-не ведаю». Оно конечно, русский воин силён и храбр, защитить себя умеет. Но ведь народу не только воевать, а и пахать и сеять необходимо. Для этого долгий союз нужен, чтобы без войны жить, а заключать его с «неверными русскими» никто не хочет. Опять же – Владимир князем Великим стал, а соседи его правителем, равным себе, признавать не хотят. Негоже, говорят, нам с поганым язычником брататься. Временные союзы, конечно, заключают, а сами при случае нож в спину всаживают. Того и гляди, не одни, так другие, сомнут и не оглянутся. Выходит, к кому-то из соседних царей-королей на поклон идти надо, что сделаться братом по вере его. Но вот к кому? Это ж даже не коню упряжку выбирать – союзника на долгие лета и народный путь почитай на веки вечные. Долго князь пресветлый выбирал, но, в конце концов, снарядил посольство к василевсу Царьградскому, чтобы отцов святых присылал людей русских крестить да обычаям церковным обучать.

      Здесь мы закончим наш полубылинный стиль изложения и постараемся проследить логику событий, чтобы понять, почему же послы поехали именно в Царьград-Константинополь, а, например, не в Рим или в Булгар. А для этого рассмотрим все теоретически возможные версии того, как могла бы пойти русская история  в те далёкие времена.

      Итак, первая и очень популярная среди публицистов и общественности версия – Русь вполне могла остаться языческой. Здесь можно заявить (несмотря на многие негодующие восклицания) чётко и ясно – не могла! Князь мог лишь оттянуть время «расставания» с древними божествами, но рано или поздно ему пришлось бы делать выбор в пользу той или иной монотеистической религии. Так же, как это пришлось сделать в Средние века всем остальным правителям Европы и Азии. В те далёкие времена заканчивалась эпоха «языческой вольницы», когда каждый народ мог исповедовать любых богов, каких хотелось. На просторах Евразии начали складываться огромные военно-политические союзы государств, некоторые из которых актуальны и до сих пор. И основой этих союзов была именно религия, причём религия, которая могла бы объединить разные народы, независимо от их языка и цвета кожи. Те же народы, которые не захотели отказываться от «веры отцов», со временем были поглощены (либо просто уничтожены) теми, кто принял монотеистическую религию. Такая же судьба могла ждать и Русь, и Владимир со своим дядей это прекрасно понимали. Поэтому сохранить «славянских богов» было в то время невозможно при всём желании. К тому же, имел место и фактор власти – Русь «под рукою» Владимира должна была превратиться в централизованное государство с одним Великим князем и одним единым божеством. А древние славянские верования с огромным пантеоном богов и божков рангом поменьше воплощению этой цели никак не способствовали. И потому свержение язычества на просторах русской земли было неизбежным.

      Версия вторая и очень экзотическая – Русь могла принять буддизм. Сторонников этой версии очень мало, в основном она получает распространение среди пользователей интернет-ресурсов, посвящённых ориентальной (восточной) тематике. Так вот, здесь ответ также однозначный – не могла. По одной простой причине – русские люди во главе с князем в те времена вряд ли вообще знали, что такая религия существует. Среди ближайших соседей Руси буддистов тогда не было, средств массовой информации, которые могли бы рассказать об этой экзотической для славян вере, также не существовало. Поэтому стать государственной религией русского княжества в то время, на том отрезке истории буддизм никак не мог.

      Версия третья – Русь могла принять иудаизм. Эта версия уже более-менее жизнеспособная: иудаизм был государственной религией ближайших соседей Руси – Хазарского каганата. Кроме того, в «Повести временных лет», в летописи о выборе веры, прямо говорится о том, что хазарские послы были у князя и рассказывали ему о своей вере. Хотя, конечно, вряд ли князю Владимиру нужны были для этого специальные послы: общение Руси и Хазарии длилось многие десятилетия, и общение это, к сожалению, далеко не всегда было мирным. Русские князья часто воевали с каганатом, в том числе и отец Владимира Святослав, и сам Владимир. В Х веке хазары очень чётко ассоциировались в русском сознании с врагами. Впрочем, врагами для русичей тогда могли считаться многих народы (в том числе и греки). Другое дело, что в 980-х годах Хазария как государство доживало свои последние дни, и к её разгрому также приложили руку князья Святослав и его сын. А принимать религию фактически умирающего государства, которое, к тому же, было не раз побеждено тобой, просто глупо. Как с психологической, так и с политической точки зрения. Поэтому иудаизм если и имел какие-то исторические шансы стать главной религией русского государства, то ко времени правления Владимира Святославовича потерял их окончательно.

      Версия четвёртая – Русь могла принять ислам. И к тому в 980-х годах у Киевской Руси были серьёзные предпосылки. В 922 году ислам становиться государственной религией Волжской Булгарии – огромной территории, над которой потерял контроль разваливающийся на глазах Хазарский каганат. Молодому государству очень нужны были союзники, чтобы «добить» бывшего «хозяина». Но гораздо больше Булгария нуждалась в союзниках против Византии, с которой у неё начиналась борьба за торговые пути: в одиночку противостоять сильнейшему на тот момент государству на свете Булгару было сложно. В 985 году Булгария заключила с Киевской Русью «Вечный мир», а вместе с предложением о мире последовало и предложение для Владимира сделать Русь мусульманской страной (для закрепления союза). Однако, недолго думая, Владимир отверг предложение. Что повлияло на его выбор? «Повесть временных лет» говорит нам, что князя сильно расстроил тот факт, что мусульманам запрещено пить вино, а без пития на Руси жить было бы скучно. Однако представляется маловероятным, что именно это обстоятельство повлияло на столь серьёзный выбор главы государства. А вот реально повлиять могло следующее: экономическая конфронтация с Византией, к которой неизбежно привёл бы союз с Волжской Булгарией, не сулила русскому государству ничего хорошего. К концу Х века русский «купеческий люд» нигде не бывали чаще, чем в Царьграде. Путь «из варяг в греки» связывал два государства сильнее любых пут уже не одно столетие. А осваивать новые «рынки сбыта» даже сейчас непросто, что уж говорит о времени тысячелетней давности. Да и могла ли на тот момент Булгария предложить русским купцам привычные для них торговые условия? Вряд ли. Поэтому можно сказать, что у мусульманской веры на Руси могли быть неплохие перспективы, если бы в то время союз с мусульманской страной не требовал отказ от прежних экономических связей, рвать которые русскому князю совсем не хотелось.

      Версия пятая – Русь могла стать христианской страной «западного образца». Пожалуй, самый реальный вариант из тех, которые не случились. Здесь следует сказать, что в конце Х века ещё не произошел жёсткий раскол христианской церкви на католическую и православную. А потому и для правителей, и для простых людей в то время очень часто не имело значения, что за человек ведёт проповедь о Христе – представитель от Ватикана или представитель от Царьграда. Однако чаще вели проповедь (в том числе и в русских землях) «делегаты» от будущей Римской Католической церкви. Возможно, в том числе и этим можно объяснить тот факт, что крещение «латинского обряда» имели и брат князя Владимира Ярополк Святославович (бывший Великий князь Киевский); и его бабушка княгиня Ольга; и, возможно, полулегендарные правители Киева Аскольд и Дир. Да и среди княжеской дружины было немало «латинян». И может показаться, что сама судьба толкала Русь в крепкие объятья «западной цивилизации». Но для молодого князя Владимира как для правителя, стремившегося утвердить своё государство на международной арене как равное великим державам того времени, существовало одно, но существенное «НО» - принятие крещения от представителей Ватикана автоматически означало принятие вассальной зависимости от папской власти. А Владимир, который стремился построить централизованное государство с сильной княжеской властью, таким положением вещей никоим образом бы не удовлетворился. Византийские же правители (и светские, и духовные) не требовали от Руси политической зависимости. Это в конечном итоге и определило выбор Киевского князя.

      Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в 988 году русское государство со столицей в Киеве было обречено на то, чтобы стать православным. И последствия этого выбора действительно были судьбоносными для Руси. Потому что именно то, что после падения Византии Россия осталась единственным в мире православным государством, определило её дальнейший путь. Россия получила возможность стать не «одной из многих», а по-настоящему уникальной и великой державой. И эту возможность наша родина замечательно использовала на своём историческом пути.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий