Конституционное судопроизводство в ЛНР проигнорировано на законодательном уровне

источник - сайт Русский код

Предисловие от Lugansk.online:  Сегодня Народный Совет ЛНР принял изменения в отдельные законодательные акты, касающиеся судебной системы. Хоть в какой-то степени ситуация с судебной системой ЛНР сдвигается в правильном направлении. Очень-очень медленно и с огромным скрипом. Причем деятельность республиканских законодателей опять же отличается напыщенной бестолковостью. Нет нормального видения ситуации, нет нормальной организации процесса законотворчества. Словно кружок пионеров - сегодня кусочек того закона посмотрим, через месяц - этот закон потеребим. Предлагаемая к прочтению статья была написана еще в 2016 г. экс-министром юстиции ЛНР Денисом Козарезом. Из поля зрения законодателей лона , видимо, выпала. Хорошая статья с обозначением "системных вопросов"... С надлежащим юридическим анализом. Но депутатам действующего состава НС ЛНР задумываться недосуг... Не им "формалистика". То ли дело что-нибудь "сбацать". Ну хоть что-нибудь читайте, учитесь, думайте, граждане законодатели! 

Итак, сама статья:

Народным Советом 29 мая 2015 года был принять Закон ЛНР № 35-II «О Верховном Суде Луганской Народной Республики», который явился логическим продолжением законотворческой работы Луганских парламентариев по созданию системы правосудия. Ранее, 30 апреля 2015 года, депутаты Народного Совета проголосовали два законодательных акта – «О судебной системе» и «О создании судов Луганской Народной Республики».

Верный ход был у разработчиков указанных законов – заимствовали российское законодательство для системы правосудия ЛНР. И правильно сделали!

Да только вот теперешние законотворцы официального Луганска, наверное, не знают (а может и игнорируют), тезис о том, что законодательство – не только заимствуется, но еще и должно адаптироваться под конкретное государственное образование – под его реалии и условия – без этого нельзя, потому как либо коллизии, либо пробелы возникнут. Но именно так и вышло с Законом о Верховном Суде ЛНР в плане коллизий и пробелов. Хотя быть может Народный Совет в лице его депутатов и Аппарата с различными службами, отвечающими за законопроектную деятельность, посчитал, что введение одной Преамбулы – и есть та самая адаптация российского Закона под ЛНР. Удивляться, не приходиться.

Действительно, в Федеральном конституционном законе «О Верховном Суде Российской Федерации» № 3-ФЗК от 05.02.2014, Преамбула отсутствует. В остальном одноименный Закон ЛНР идентичен российскому аналогу.

Но! Есть одно обстоятельство, которое собственно и должно было повлиять на адаптацию Федерального конституционного закона в ЛНР – и оно даже было замечено авторами Луганского закона, однако, дальнейшего развития так и не получило.

Сравним две нормы двух законов:

- конструкция части 1 статьи 2  Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации»:

«Статья 2. Полномочия Верховного Суда Российской Федерации

1.Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, делам по разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" и федеральными законами»;

- обратимся к конструкции части 1 статьи 2 Закона «О Верховном Суде Луганской Народной Республики»:

«Статья 2. Полномочия Верховного Суда Луганской Народной Республики

  1. Конституционное судопроизводство в Луганской Народной Республике осуществляется исключительно Верховным Судом Луганской Народной Республики в порядке, установленном законом.

Верховный Суд Луганской Народной Республики является высшим судебным органом по гражданским делам, делам по разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с Законом Луганской Народной Республики «О судебной системе».

Приведенные законодательные положения были бы «братьями близнецами», если бы в Луганском законе, часть 1 статьи 2 не была бы разбита на два абзаца. Собственно, второй абзац «луганской» нормы, повторяет соответствующее российское законодательное положение, а вот первый абзац введен депутатами Народного Совета по необходимости.

Дело в том, что в Российской Федерации функцию Конституционного судопроизводства исполняет Конституционный Суд РФ, а в Луганской республике подобная функция возложена на Верховный Суд. В условиях ЛНР это довольно рациональный ход – ведь создание и функционирование любой самостоятельной структуры требует дополнительного финансирования – т.е. лишней нагрузки на республиканский бюджет. Да и практика подобная есть. К примеру, в США, полномочия Конституционного Суда исполняет Верховный Суд Соединенных Штатов.

Но! Фундамент Конституционного судопроизводства в ЛНР, парламентарии Народного Совета заложили, а вот дальше – сплошная законодательная пустота!

Вы не найдете в Луганском законе ни единого слова, которое бы раскрывало полномочия Верховного Суда в области Конституционного судопроизводства. А ведь это целый законодательный пласт! Обратимся, к примеру, к функциям российского Конституционного Суда.

Так, на Конституционный Суд РФ возложены следующие полномочия (согласно статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» № 1-ФКЗ от 21.07.1994):

 «1) разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;

2) разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле;

3.1) по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению соответствующим судом в конкретном деле;

3.2) по запросам федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, разрешает вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека;

4) дает толкование Конституции Российской Федерации;

5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

5.1) проверяет на соответствие Конституции Российской Федерации вопрос, выносимый на референдум Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом, регулирующим проведение референдума Российской Федерации;

6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения».

Заметьте! Это универсальные полномочия, которые присущи, как правило, Конституционному судопроизводству всякого государства.

Кроме того, Закон «О Верховном Суде Луганской Народной Республики» закрепил структуру и полномочия структурных подразделений Высшей судебной инстанции ЛНР, но вот места для Конституционной палаты (или коллегии), луганские законодатели почему-то не нашли! А все просто: результат бездумного копирования, но не адаптации законодательной аналогии Российской Федерации для ЛНР.

А ведь можно было поступить достаточно просто: предусмотреть Законом Конституционную палату (или коллегию) в составе Верховного Суда, но ее деятельность (полномочия; принципы функционирования; состав  структурного подразделения; правила и порядок Конституционного судопроизводства и т.п.) раскрыть отдельным законодательным актом, с соответствующей ссылкой на это непосредственно в Законе о Верховном Суде ЛНР. Это был бы наиболее оптимальный вариант, учитывая то, что вопрос о Конституционном судопроизводстве – вопрос ёмкий, и его стоит раскрывать отдельным законодательным актом.

Конституционное судопроизводство строится на своих процессуальных нормах, которые необходимо досконально выписывать. Поэтому  нужно, и можно было, разработать, к примеру, отдельный проект Закона ЛНР «О Конституционном судопроизводстве в Луганской Народной Республики». Но, увы, Народный Совет обошел этот вопрос стороной. А может быть оставили «на потом»? Но ведь через три месяца будет год, как был принять Закон о Верховном Суде. И за все это время никаких законодательных изменений или дополнений! Даже законопроектов подобных не существует. При таких обстоятельствах напрашивается единственный вывод: Конституционный контроль в Луганской республике по чьей-то  халатности или умыслу – сведен к нулю. И это происходит в Народной-то (!) республике!

Отмечу и то, что в Законе ЛНР «О судебной системе» № 35-II от 30.04.2015 тоже проигнорирована Конституционная судебная инстанция. А ведь и этот закон был написан по российскому аналогу – Федеральному конституционному закону от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Депутатов Парламента ЛНР, а точнее – авторов законопроекта, не смутило то, что в российском законодательном акте о судебной системе (а именно в статье 4), прямо указано, что в систему судов входит и инстанция Конституционного судопроизводства. Они ограничились лишь частью 1 статьи 18 Закона о судебной системе, где подобно Закону о Верховном суде, указали, что полномочия Конституционного судопроизводства возлагаются на Верховный суд – и всё. А ведь необходимо было хотя бы закрепить специфику данной формы судопроизводства, и указать, что она регулируется отдельным законодательным актом.

Таким образом, вновь в отрасли Конституционного законодательства, да и в целом – в области Конституционного процесса в Луганской Народной Республике складывается парадоксальная ситуация: Конституция есть, но судебной инстанции, которая обеспечивала бы реальное (а не прописное) верховенство Конституции и стояла бы на страже конституционных прав и свобод граждан – нет! Однако законы принимаются, и видимо Народный Совет считает себя «конституционно непогрешимым» – учитывая тот факт, что в нем, в большинстве своем собрались люди, которые ранее вообще о законотворческой работе и не помышляли.

С уважением, Денис Козарез

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий