Статья с украинского сайта 112.ua: «Что Украина могла бы предложить для экономической деоккупации ОРДЛО» (дается полностью без исправлений, но с послесловием)

источник

Путин – сосиска, редиска и даже Навуходоносор

После долгих баталий, которых не видывало ни одно обсуждение экономических законов, украинский парламент принял 18 января сего года закон, который в кругах экспертов и политологов, никогда его не читавших, уже успели окрестить законом о деоккупации (либо реинтеграции) Донбасса. На самом деле его название столь же туманно, как и содержание: "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях". Сердцем закона стало признание России страной-агрессором, причем не только в контексте оккупации Крыма, но и в части функционирования так называемых "республик" "ДНР" и "ЛНР". Отныне на официальном уровне это уже не террористические образования, а оккупационные администрации, находящиеся в прямом подчинении Кремля.

Данный закон необходимо рассматривать исключительно как внутренний продукт, который должен в следующем году на очередных выборах дать ответ электорату, почему не удалось провести АТО за десять дней. Ведь одно дело борьба с терроризмом, и если государство не может справиться с террористической угрозой, то властная надстройка общества не выполняет свою базовую функцию: обеспечение безопасности обычных граждан и защиту их фундаментальных прав. А в случае оккупации власть с чистой совестью может "умыть руки", и никто не бросит в нее камень, ведь ей противостоят уже не террористы, а оккупанты, за которыми стоит не просто огромная страна, но страна, обладающая ядерным оружием.

Новости по теме: Закон о деоккупации усилит позицию Украины относительно возможного размещения миротворцев ООН на Донбассе, - Порошенко

С точки зрения международного права, Украина, приняв указанный выше закон, представляет сейчас достаточно уникальный пример глубокого системного противоречия. С одной стороны, факт оккупации признан официально, и у агрессии появился "родитель" - оккупант назван по имени, а не диссонансными формулировками наподобие: "российско-террористические войска" и "наемники". С другой стороны, существует прямая норма Конституции, которая требует в случае военной агрессии ввести военное положение. Кроме того, до сих пор действует договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ, хотя ни первого, ни второго, ни третьего уже нет. Не прекращены и дипломатические отношения. Озвучиваются планы по закупке российского природного газа. За январь-ноябрь 2017 года импорт товаров из РФ в Украину составил 6,3 млрд долл., темпы роста превысили 38%, причем только поставки нефти и нефтепродуктов достигли 2,9 млрд долл. Получается, если раньше конфликтующие стороны пытались лишить друг друга доступа к месторождениям нефти и газа и тем самым подорвать экономический и военный потенциал противника, то в случае конфликта РФ и Украины самая бойкая торговля идет как раз в сфере энергоносителей.

Этот когнитивный диссонанс не дает покоя западным партнерам нашей страны, в частности бизнесменам Германии и Франции, которые все чаще спрашивают у своих политиков: почему они не должны торговать с россиянами, в то время как украинские финансово-промышленные группы и политики, которые в данном случае должны быть святее Макрона и Меркель, мягко скажем, продолжают зарабатывать на торговле с оккупантом, причем неплохо.

Некоторые записные эксперты, которые кочуют по различным телеканалам, любят всуе поминать такой термин, как "гибридный", который на самом деле уже стал "вирусным" - столь часто он применяется к месту и не к месту. Мол, гибридные формы войны требуют применения таких же гибридных форм противодействия, включая и не вполне полноценные законодательные акты. Это раньше агрессор говорил "Иду на вы", а сейчас подло нападает из-за угла, причем не признается, что это был он. На самом деле за термином "гибридный" очень легко скрыть тотальную глупость и непрофессионализм. Куда ни кинь — всюду клин, причем клин гибридный: гибридный глава Нацбанка, гибридный курс гривны, гибридная коалиция, гибридный министр здравоохранения и так далее по списку.

Нельзя сказать, что украинско-российская модель конфликта является уникальной в современной истории. Точно так же, "гибридно", Турция напала на Кипр и создала на его территории самопровозглашенную республику "северного" Кипра. По аналогичному сценарию развивался и конфликт между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах. Между тем трудно себе представить торговые отношения Кипра и Турции на современном этапе, хотя уже прошло 43 года с начала военного конфликта.

Новости по теме: Кучма сомневается в возможности деоккупации Крыма в 2018 году

Именно поэтому принятый у нас закон является инструментом внутренней политики и рассчитан на внутреннего потребителя – его международный потенциал стремится к нулю. С таким же успехом можно было принять закон, называющий Путина "сарделькой, сосиской, редиской и Навуходоносором". Это ничего не поменяет в действующей международной системе координат.

Россия имеет план Б

В то же время в законе практически нет инструментов экономической деоккупации региона, хотя, как сказал классик, "политика – квинтэссенция экономики", и с помощью экономических инструментов можно сделать намного больше, чем прямыми военными методами.

Объективный анализ экономики оккупированных районов Донецкой и Луганской областей существенно затруднен по причине отсутствия достоверной информации. Тем не менее такой анализ крайне необходим, ведь современные формы войны предполагают не столько военные методы решения конфликта, сколько информационное и экономическое противостояние. По сути, мы имеем дело с противоборством умов (информационно-идеологическое поле) и потенциалов экономических систем. Оболочка самопровозглашенных "ЛНР/ДНР" в этом плане выполняет роль буфера в конфликте между Украиной и РФ, где проходят обкатку не только новые виды оружия, но и всевозможные идеологемы, наподобие "Новороссии/Малороссии", а также всевозможные экономические модели.

Чрезвычайно опасно воспринимать неподконтрольные территории как "пустой орех" или зону из фильма Тарковского "Сталкер". Скорее всего, у России уже есть свой многофакторный план по использованию данных новообразований в долгосрочной инвазии в нашу экономико-политическую систему. И экономический блок стоит там далеко не на последних позициях.

К сожалению, за последние несколько лет со стороны Украины практически не предпринимались попытки сформировать четкую экономическую политику в отношении оккупированных территорий. Единственные решения в данном направлении – это несколько этапов блокады. Первый этап блокирования пришелся на 2014 год, когда были приостановлены операции бюджетных организаций, банковских учреждений и выплата пенсий и социальных пособий. Затем блокада наземного транспортного сообщения. И, наконец, в 2017-м – полная промышленная блокада, когда предприятия, которые осуществили юридическую и налоговую перерегистрацию в местах украинской юрисдикции, были окончательно отрезаны от общегосударственной транспортной, платежной и фискальной систем. В результате указанных действий Украина потеряла 30-35 млрд грн налоговых поступлений в год, включая 800 млн грн военного сбора, а также более 2 млрд долл. экспортной выручки. Потери коснулись в основном поставок энергетических и коксующихся углей, что неминуемо повлияло на всю технологическую цепочку отечественного горно-металлургического комплекса. Более 40 предприятий, которые были таким образом отсечены от Украины, прошли процедуру "национализации", с введением так называемых "временных администраций".

Новости по теме: Деоккупация по-турчиновски: А как это?

Что касается будущей макроэкономической модели экономик "ДНР/ЛНР", то в случае их частичной интеграции в реальный сектор РФ (при полном вакууме адекватной политики со стороны нашей страны) следует отметить следующее. Беря за основу данные "управления статистики ДНР" по численности населения в размере 2,3 млн человек, получаем примерный объем максимально возможного в будущем регионального валового продукта (РВП) экономики "ДНР" в размере 1,8 тыс. долл. на душу населения, а с учетом сельского хозяйства, торговли и бюджетного сектора данная сумма может возрасти до 2–2,5 тыс. долл. Для сравнения: на контролируемых территориях Украины с населением в 42 млн человек ВВП в 2017 году составит порядка 100 млрд долл., то есть 2,38 тыс. долл. на душу населения. Таким образом, если рассмотреть наиболее негативный сценарий, при котором в Украине не проводятся структурные реформы и продолжает стагнировать сырьевая модель национальной экономики, а в "ДНР" реализуется квазииндустриальная региональная модель экономики, зацикленная на внутреннем рынке РФ, показатели ВВП на душу населения на контролируемых территориях Украины и на неконтролируемых ("ДНР") могут войти в паритет.

Важное замечание: данные показатели не стоит воспринимать как сложившиеся на данный момент индикаторы экономической активности. Это та планка, на которую можно выйти при условии интеграции экономик неподконтрольных территорий в экономическое пространство РФ, к чему она пока не готова. Прыгнуть выше данной планки тоже вряд ли удастся, так как ни о каких инвестициях, внешних и внутренних, в непризнанном статусе речи быть не может, а стало быть, структурную перестройку и модернизацию производств следует полностью исключить даже в виде гипотетического прогноза. Во всяком случае до момента возврата данных территорий под юрисдикцию государства Украина.

Таким образом, в отличие от нас, в РФ всегда есть под рукой не только план "А", но и план "Б", который состоит в очень быстром расконсервировании оставшихся промышленных мощностей региона и включении их в структуру внутреннего российского рынка на дотационных условиях. К этому варианту РФ прибегнет в случае окончательного демонтажа минского переговорного процесса и отказа от активной военной фазы. В таком случае цель этого нового проекта будет заключаться в построении на Донбассе патерналистской эрзац государственной экономической модели, напоминающей времена позднего СССР. Простыми словами, речь будет идти о создании промышленной донецкой витрины для жителей юго-востока Украины. В этом контексте становится жизненно важным формирование украинской промышленной политики для полноценного развития Донецко-приднепровского экономического района, особенно таких городов, как Днепр, Запорожье, Каменское, Мариуполь, Краматорск, Торецк, Северодонецк, Лисичанск и другие.

А что могла бы предложить Украина?

Что же могла предложить Украина в качестве экономических инструментов деоккупации?

Например, применение на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей такой эффективной модели, как демилитаризованные свободные экономические территории (ДеСЭТ).

Принципы их создания:

- ДеСЭТ создаются в "тыловых" районах неподконтрольной части Донецкой и Луганской областей;

- на территории ДеСЭТ проводится полная демилитаризация: вывод незаконных вооруженных формирований, тяжелой военной техники;

- на территории ДеСЭТ возобновляется деятельность местных органов власти, легитимных по состоянию на декабрь 2013 года;

- для поддержания правопорядка на территории ДеСЭТ вводятся усиленные мониторинговые миссии ОБСЕ и формируются подразделения местной милиции под руководством представителей ОБСЕ;

- на территории ДеСЭТ возобновляется деятельность предприятий, зарегистрированных в соответствии с украинским законодательством, а также деятельность украинской банковской системы;

- с территориями ДеСЭТ возобновляется грузовое транспортное сообщение;

- на территории ДеСЭТ начинают работу посты государственной фискальной службы, которые выдают украинские сертификаты происхождения для произведенных товаров.

Новости по теме: ВР рассмотрит законопроект об уголовной ответственности за отрицание российской агрессии

С учетом целого ряда факторов на данный момент наиболее реально создание ДеСЭТ в Алчевском промышленном районе, Енакиевско-Макеевской агломерации, Харцызске, а также в местах угледобычи: Антраците, Ровеньках, Свердловске.

Создание ДеСЭТ может стать новой инновационной формой деоккупации неподконтрольных территорий, переходным этапом к полной интеграции их в экономическое и политическое пространство Украины.

В какой-то мере международным аналогом модели ДеСЭТ может стать Кэсонский промышленный парк, созданный совместно КНДР и Южной Кореей. Напомним, Кэсонский промышленный парк размещен на территории КНДР в 10 км к северу от демилитаризованной зоны. На территории промышленного парка осуществляли деятельность 120 южнокорейских малых и средних компаний и 15 крупных корпораций. Торговый оборот зоны составлял в среднем 2 млрд долл. в год, на производстве было занято более 50 тыс. человек (в основном из Северной Кореи).

В противном случае, если государство продолжит политику механического отсечения неподконтрольных территорий и не сумеет остановить промышленную стагнацию на территориях контролируемых, избежать инфильтрации российского влияния на юго-восток Украины не удастся.

Алексей Кущ

Послесловие от редакции Lugansk.online: данная статья содержит в себе как достаточно трезвый анализ нулевой эффективности и исключительно демагогической направленности "Закона о деоккупации", так и анализ экономических перспектив Донбасса "вне Украины". Оказывается, как признает автор статьи, Донбасс в состоянии выжить без Украины и предоставить своим гражданам условия не хуже, чем на Украине...Особое сожаление автора вызывает тот факт, что на Украину перестало поступать "30-35 млрд грн налоговых поступлений в год, включая 800 млн грн военного сбора, а также более 2 млрд долл. экспортной выручки". И автор приходит к удивительно-циничным выводам -"Украины может получать бабло с Донбасса, если организовать там" демилитаризованные свободные экономические территории (ДеСЭТ)". Дескать, "война-войной, бабло по расписанию". Пусть люди как хотят, а нам предприятия взад верните. Это, дескать, наше вам "шикарное предложение".  "Товарисч, а с какого перепугу" Донбасс вот так возьмет и отдаст врагу свою экономику? В статье отлично продемонстрировано колониальное отношение  Киева к Донбассу. "Бабло и ничего личного". Если Донбасс согласится платить, причем "платить всё", то Киев это устраивает. 

Может быть "экономическую деоккупацию" Донбасса следует начать с погашения Киевом своих долгов по пенсиям? Ведь в таком случае республиканские власти наверняка не только не будут препятствовать, но и еще окажыт всевозможное содействие киевским властям по погашению пенсионных долгов. Вот я почему-то уверен, что предложи Киев воссоздать на территории Республик "подразделения киевского пенсионного фонда" для решения вопросов о погашении задолженности, начислении и текущей выплате пенсий пенсионерам Донбасса (значительная часть которых к "политическим разборкам" отношения не имеет вовсе и по прежнему живут с украинскими паспортами) - власти Республик и помещения под такое дело выделят, и условия для нормальной работы подобных служб обеспечат. Не хотят украинские деятели с этого начать диалог и "экономическую реинтеграцию"? Не хотят... Это же деньги надо отдавать, а не забирать. Не по киевскому это совсем, "деньгами разбрасываться"....

Так что проживет Донбасс своим умом потихоньку, без киевских цинично-бандеровских захребетников.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий