Алексей Карякин : Минск изжил себя.

Пора уже определяться.

Сначала немного «об истории вопроса». Мнения о необходимости и целесообразности заключения Минских соглашений (от 12 февраля 2015 г.) с самого начала были диаметрально противоположными. Многие и тогда говорили, и до сих пор говорят: «Путин слил. Надо было идти вперед, брать Мариуполь, Счастье и далее на Киев…». Я понимаю такую точку зрения, она более чем справедливая, ведь именно Киев нарушил  Минский меморандум от 19 сентября 2014 г. и попытался военным путем изменить ситуацию в свою пользу. Заслуженно получил Дебальцево… нужно ли было от Дебальцево двигаться дальше или соглашаться на судорожно предлагаемый Киевом Минск-2? Сложный вопрос. Можно было продолжать наступление и можно было освободить еще территории, которые Республикам принадлежат по праву, по волеизъявлению народа, высказавшемуся на референдуме в 2014 г. Но где-то все равно мы должны были остановиться. И явно не в Киеве. Давайте будем реалистами – до Киева дойти было крайне сложно, но еще сложнее было бы навести порядок и удержать новые территории. Мы не имели надлежащего опыта и того организационного единства, того уровня взаимодействия между собой, которое позволяло бы эффективно руководить военными действиями подобного масштаба и эффективно управлять экономическими процессами на столь крупных территориях. Давайте не будем лукавить: неразбериха в военных действиях в Дебальцево была не только у ВСУ. Наши подразделения также управлялись не идеальным образом. И «дружественный огонь» имел место быть, и серьезные просчеты в боевом взаимодействии. Нам действительно во многом повезло, что наш противник был организован еще хуже, чем мы. Нам действительно повезло, что моральная мотивация наших бойцов была выше, и именно героизм ополченцев сыграл решающую роль в битве. Но и наши потери были значительными. Надо ли было еще жертвовать своими людьми и обрекать на гибель военнослужащих противника (которые попадают на войну не всегда по своей воле) и мирное население, оказывающееся в районах боевых действий? Готовы ли мы были во имя «высших идеалов» губить жизни людей? В отличие от людоедской киевской власти, мы не стремимся вымостить свои желания костьми принесенных жертв. Любая война заканчивается миром и когда появился реальный шанс прекратить самоуничтожение народа, прекратить «горячую фазу» гражданской войны – наверное, так надо было поступить.

Но есть и другая сторона – а что нам дали Минские соглашения в этой их редакции? По сути – кроме окончания активных боевых действий и признания «субъектности» и «вменяемости»  в международных переговорах – ничего. Хотя это тоже немало, но и недостаточно… По сути, мы отдавали больше, чем нам пообещали. Мы отказывались от борьбы за независимость и самостоятельность в обмен на иллюзорные обещания некоей, по сути, «культурной автономии» в рамках украинского государства и под верховенством украинского закона. Возможно, кто-то предполагал, что Киев под руководством западных «гарантов» одумается и начнет процесс национального примирения. Что за 3 года «особого статуса» Киев приведет свои «мысли в порядок» и озаботится соблюдением «европейских ценностей» и «прав человека»…Возможно, в очередной раз доверились «честному слову» «цивилизованной Европы» и «гуманистической трескотне» французско-немецкой парочки.

Прошло с тех пор почти 2 года. Согласно Минским соглашениям, если бы они исполнялись надлежащим образом, ещё всего лишь через год (в соответствии с так и не введенным в действие украинским законом) особый статус уже должен был бы «окончиться». Но не был Киевский закон введен в действие, выборы проведены не были, народу Донбасса высказаться не позволили… Время показало, что Киев не в состоянии думать разумно и нормально. Киев показал, что не способен учитывать не только меркантильные интересы лиц, наживающихся на войне, но и жизненные интересы украинского народа и народа Донбасса. Западные же «гаранты» Минских соглашений также показали свою беспомощность и бесполезность. Вместо способствования национальному примирению и обузданию киевского фашизма, Олланд вовсе слился, Меркель же предпочла «указывать России». В очередной раз Европа продемонстрировала свой демагогический цинизм.

Хотим ли мы теперь вернуться в лоно «незалежной», хочет ли «незалежная» видеть нас своими полноценными гражданами? Нет, раскол слишком глубок, и вместе быть мы не сможем. Не сможем мы с Турчиновым водить внуков в одну школу, не сможем мы с Порубием читать и обсуждать одни и те же книги, не сможем мы с Порошенко есть из одного котелка. И даже с «кремлевским агентом» Савченко мы не сможем вместе попеременно отмечать то День Победы, то новоявленный День УПА…

Раньше мы были и могли дальше быть «разнообразными» в рамках единой Украины, нас сделали другими. Совсем другими. С совершенно другими ценностями, с совершенно иными представлениями о героях и предателях, с совершенно другими взглядами на то, как должны жить и воспитываться наши дети. И в обозримом будущем не видно предпосылок к «совпадению взглядов». Развязанная Киевом (под руководством западных спонсоров) война достигла своей цели – нас разделили. И давайте это признаем честно и будем из этого исходить.

Давайте честно скажем, что мы уходим. Скажем, что разрыв состоялся и сломанное не склеить. Что мы не хотим жертвенно ждать, пока Киев одумается или украинский народ захочет жить не «по Бандере». С начала войны прошло почти три года, Украина лишь погружается дальше в пучину неизбежного. Нет желания тонуть вместе с ней или посвятить свою жизнь «уговариванию идиотов не прыгать с крыши». У каждого свой путь. И Донбасс должен сказать, что игры в «примирение» кончились, мы уходим.

Мы должны воспользоваться правом народа на самоопределение и создавать своё государство,  отличающееся от украинского государства, стремящегося нас уничтожить. Мы должны строить свою жизнь сами, без оглядки на угрозы киевских негодяев и слащавые уговоры «цивилизованных сообществ».

Я не призываю к активному возобновлению войны, я предлагаю прямо и честно сказать – «Минск себя изжил, едиными мы уже не будем. Давайте определятся с условиями развода, ведь и мы вам уже не нужны…»

Алексей Карякин 

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий