Новый мировой баланс. О чём саммит в Ханчжоу . Дмитрий Лекух

…На самом деле, китайцы, конечно, настоящие мастера ритуалов.

И тут дело даже не в довольно комических злоключениях американской «хромой утки» на древней китайской земле. Тут и вправду могла случиться обычная служебно-бюрократическая накладка со стороны службы протокола: кто вам сказал, что китайские службы должны быть безукоризненно точными, это вам не швейцарские часы. Поэтому тут Обама прав: вряд ли можно назвать случившееся специальным намерением оскорбить. Скорее банальное недопонимание принимающих служб со службами одного из высокопоставленных, чего никто и не отрицает, гостей саммита.

И вот тут и есть ключевое: «одного из».

И именно в этом и заключается, наверное, главная «соль» спокойно и внятно предложенной руководством Китайской Народной Республикой повестки происходящего на ее земле представительного международного форума. Что, собственно говоря, полностью соответствует и официальной программе мероприятия о «строительстве инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики», которую невозможно построить под чьим-либо отдельным патронажем, а только на основе механизма глобальных договоренностей. И традиционной китайской стратегии последних лет «не обсуждать намерения, а ставить перед фактом», а там – пусть себе кричат. Что, кстати, полностью соответствует старинной русской пословице про умного кота Ваську, который «слушает, да ест».

О чем, собственно, идет речь.

Китай, ставший экономикой номер один в мире, больше не готов «встраиваться» в чью-либо повестку и договариваться с каким-либо «гегемоном». Он намерен продвигать свою собственную повестку, при этом предельно вежливо и вдумчиво, обсуждая ее со всеми заинтересованными сторонами. В том числе, безусловно, и США, с которыми Китай довольно серьезно связан экономически.

Но – именно, что «обсуждать и договариваться».

Никакого политического и, тем более, военно-политического давления Китай более не потерпит.

И вот здесь, собственно говоря, и становится понятно, почему именно российского лидера Си Цзиньпин называл и называет «гостем номер один» проходящего в Ханчжоу саммита: по сути дела глава Китая прямо заявил о необходимости объединения с Россией для взаимной защиты суверенитета. «Наши страны должны еще плотнее усилить всестороннее сотрудничество, усилить взаимную политическую поддержку, поддержку другой страны по защите суверенитета», — сказал китайский лидер.

И это – отнюдь не просто слова.

Российская экономика с китайской, будем говорить прямо, на сегодняшний день абсолютно несопоставимы. Вот только, чтобы не говорили нынешние «грантопоглощающие» либералы, прямой взаимосвязи между военно-политической мощью державы и ее экономической успешностью не то чтобы не существует. Просто ее значение, мягко говоря, несколько преувеличено. В конце концов, советская экономика даже с сателлитами была значительно меньше «западной», но это отнюдь не мешало обоим блокам признавать взаимный военно-политический паритет. И именно поэтому Россия нужна КНР ничуть не меньше, чем сам Китай Российской Федерации. Такой «глобальный зонтик» как своеобразный симбиоз китайского экономического «локомотива» и российского военно-политического могущества может как раз и обеспечить «строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики» и стабильное и спокойное развитие наших великих стран, о чем, собственно, и заявлено прямо в повестке форума. При этом мы «не обмениваемся» и «не торгуем суверенитетами», у обеих великих держав есть и свои отдельные интересы, иногда они будут даже противоречить друг другу, это совершенно нормально. Для того, чтобы их сглаживать, есть специальные переговорные и дипломатические механизмы, это тоже нормально. В конце концов, у нас нет оснований не верить главе Китая, когда он прямо говорит о том, что «Китай рассматривает процветание России как свой собственный шанс в развитии». Просто потому что в среднесрочной, а то и долгосрочной исторической перспективе – это действительно так.

И вот это вот спокойное, по-китайски вдумчивое и отнюдь не по-китайски прямо озвученное намерение (не сомневаюсь даже, что заранее оговоренное с Москвой) означает для мировых геополитических процессов и вправду самый, что ни на есть настоящий, и «тектонический» сдвиг.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий